Созданный в Московской федерации селекционный отдел возглавил известный в этой сфере специалист Александр Судариков. Корреспондент Московской федерации футбола встретился с Александром Борисовичем на бровке очередного футбольного матча и расспросил о том, как шла его футбольная карьера, как находить таланты в России, и о том, какая функция будет у селекционного отдела в Московской федерации футбола.

– В мире московского детского футбола вас знают, практически, все. Расскажите для широкого круга наших читателей, как начиналась ваша футбольная карьера?

– Я воспитанник экспериментальной школы высшего спортивного мастерства, которая базировалась в «Лужниках», а сейчас называется ФШМ. Футбольное образование мне дал Сергей Егорович Рожков, известный в прошлом футболист, играл в «Спартаке» и сборной. Очень уважаю своих детских тренеров, Сергея Егоровича Рожкова, Александра Александровича Абдульманова и Николая Антоновича Растегаева, которого, к сожалению, уже нет с нами. Стараюсь поддерживать контакты с Сергеем Егоровичем и Александром Александровичем, они носители тех идей, которые закладывали не только в меня, но и во всю нашу команду.

После футбольной школы поиграл во многих клубах, в Тюмени, московском «Торпедо», брестском «Динамо», даже зарубежом в Бангладеш. В «Торпедо» получил двойной открытый перелом, и думал, что буду заканчивать, но во время восстановления, попал в мини-футбол и отыграл пару лет за «Спартак».

– Когда всё-таки почувствовали что пора заканчивать?

– Под конец карьеры пошёл учиться на филологический факультет, хотел стать спортивным журналистом. Параллельно с этим мне предложили тренировать команду детей на «Красном Октябре», в школе, которая сейчас стала СШ №101 «Тушино». Начал тренировать детей и втянулся, почувствовал, что это моё. Пришлось снова пойти в ВУЗ и получиться физкультурное образование и тренерскую лицензию. Позднее мне уже предложили стать главным тренером и директором школы. Почти 10 лет я был и тренером, и директором, занимался всем сразу.

– Но сейчас вы уже не тренер, почему?

– В нашей жизни многое происходит случайно. Так и здесь, предложили поработать в селекционном отделе академии  «Спартак» и я согласился. Спустя два года назначали начальником селекционного отдела. Было интересно посмотреть, что происходит на том, более высоком уровне. В «Красном октябре» я уже проработал 10 лет и приблизительно понимал, что происходит в Москве. Захотелось понять, как устроен футбол там и стал селекционером.

– Обратно в тренерство не тянуло?

– Был момент, когда я хотел пойти по тренерской направленности. Но всё же небольшие успехи, которые у меня появлялись, захватили и не отпускали. И был еще один момент: я опять же случайно попал на курсы, которые организовали селекционеры из Манчестер Юнайтед. Англичане рассказывали о важности селекции и в качестве демонстрации нарисовали треугольник, дальше начали его расчерчивать – на вершине главная команда, далее молодёжная, u-18, u-16 и так далее. А в самом низу подписали «Селекция». В ходе беседы он перевернул треугольник, и стало понятно, что структура не удержится и вся пирамида рухнет, если не будет фундамента из селекции. В этот момент я понял важность своей деятельности, что удачно найденные один-два игрока могут полностью изменить рисунок игры всей команды, добавить свежей крови. Всё, конечно происходит в гармонии с тренером, моя цель помочь ему создать команду и в этом есть некий драйв.

 – О каких маленьких успехах идёт речь?

– Когда ты приводишь мальчика, видишь, что он попадает в систему и начинает развиваться. Например, ты знаешь, что он выделялся у себя в регионе, но тебе надо понять и сопоставить, соответствует ли он уровню академии?  Ведь там ты можешь быть лучшим, а здесь ничего не покажешь, таких случаев полно. А так, ты приводишь одного, второго, команда начинает раскрываться, показывает хороший результат, тренер тебя благодарит за то, что нашёл хорошего парня. Вот такие маленькие успехи и подогревают интерес, мотивацию чтобы развиваться дальше. Вообще, наша работа это постоянные поездки и общение. Я, например, люблю общаться с опытными ветеранами тренерского цеха, у них есть знания, которые я люблю вытаскивать. К великим надо прислушиваться.

– И всё же, люди любят конкретные имена. Какими своими «попаданиями» вы гордитесь больше всего?

– «Гордость» символизирует пустого человека в православии. Я никем не горжусь, ребят было много, кто-то раскрылся, кто-то нет. Но если говорить о тех моментах, когда получаешь какое-то удовлетворение от работы, я бы отметил случаи, когда ребят, которых я приводил в «Спартак» когда там работал – Глушенкова, Кучаева, Маслова, по каким-то причинам не удавалось оставить в команде. В этом ничьей вины нет, просто так получилось – но они продолжали развиваться, и сейчас играют за «Спартак», за ЦСКА. Ты понимаешь, что да, ты не промахнулся. Еще в том возрасте увидел и рассмотрел тех, кто может себя проявить. Это приносит определенное моральное удовлетворение.

– Я читал, что именно вы нашли для «Спартака» Илью Гапонова

– Да, это одна из последних находок. Академия «Строгино» очень хорошо работает, в ней много интересных ребят. Например, мало кто знает, что чемпион России в составе «Зенита» Алексей Сутормин – воспитанник «Строгино», как и Иван Сергеев, который этим летом перебрался в «Крылья Советов», а в прошлом году стал лучшим бомбардиром ФНЛ в составе «Торпедо».

Гапонова увидел случайно, я смотрел другого футболиста по видео, «Строгино» играло с «Сатурном». Но заметил, как один из защитников постоянно отрезал своими передачами группу игроков соперника. Одной передачей сразу человек восемь отсек. Стал следить уже конкретно за ним. Для меня защитник – это, прежде всего, игра в отборе, на опережении: выбить, разрушить. Здесь кроме этих качеств добавился еще и хороший первый пас. Дай бог, чтобы у него всё сложилось. То, что попал в «Спартак» уже хорошо, но пока еще рано говорить, что он добился чего-то великого, нужно много работать. Надеюсь, Илья реализует себя как спортсмен.

– С какой целью создается селекционный отдел в Московской федерации футбола?

– Отдел создан по инициативе руководства МФФ, и я благодарен Сергею Анохину и Александру Старцеву за предложение возглавить его. Предложение принял с большим энтузиазмом. Задача отдела, в первую очередь, это помощь тренерам сборных команд для формирования составов. Наша задача – предоставить им полную информацию обо всех кандидатах в сборную, в какой спортивной форме в настоящей момент находятся лидеры, кого из новых игроков можно привлечь в команду. В отличие от тренера селекционеры могут наблюдать за всеми футболистами в течение длительного периода времени.

Тренер может поехать на несколько матчей, и, скорее всего, обратит внимание на тех футболистов, кто и так уже на слуху, вызывается в сборную России. Но по тем или иным причинам не все из них смогут приехать в сборную Москвы: у кого-то травма, кому-то нужно отдохнуть после турнира. И здесь нужна помощь селекционного отдела, чтобы показать тренеру тех футболистов, которых он мог пропустить.

Допустим, сверкнул какой-нибудь мальчик на игре, которую посетил тренер сборной, а это может быть лучшая игра всей его жизни. И наоборот, действительно хороший парень на этой игре приболел и не вышел. Тренер-то об этом не знает, а мы мониторим все игры и видим объективную картину на дистанции, чтобы в нужный момент подсказать.

– Получается, создаётся некая база перспективных московских футболистов?

– Да, конечно. Можно сказать, что база игроков уже есть, но далее будет создана полноценная информационно-аналитическая система, в которой будет вся необходимая информация обо всех перспективных московских футболистах. В любой момент времени из любой точки мира можно будет получить актуальные сведения о любом футболисте, его прогрессе и текущей форме. Эта информация будет в распоряжении узкого круга лиц в Московской федерации футбола.

При формировании сборной совместно с тренером будем искать нужных футболистов. Каких-то игроков предложит тренер, каких-то мы. Если будет пересечение – значит вдвойне удача. База поможет нам систематизировать наши знания о футболистах на длинной дистанции.

– Вы смотрите только игроков по Москве?

– Нет, у нас есть информация обо всех регионах, отсматриваем Московскую область и близлежащие регионы. Если мальчик интересный, может играть в сильном чемпионате, то мы можем рекомендовать его в московские школы. Он будет играть в Москве, прогрессировать, и, в конце концов, тоже дорастёт до уровня сборных команд Москвы – это тоже будет наша посильная помощь. Да и уровень московских соревнований будет повышаться, что тоже скажется на качестве подготовки игроков.

– Селекционный отдел только рекомендует игроков, или планируется какое-то более действенное участие в их спортивной карьере?

– Одна из наших целей, чтобы перспективные московские футболисты могли сосредоточиться на своём прогрессе. Юридический отдел МФФ будет оказывать квалифицированную поддержку кандидатам в сборные команды Москвы на протяжении всей их футбольной карьеры.

Те футболисты, которых определит селекционный отдел как перспективных, смогут получить в МФФ консультацию и должное сопровождение по всем юридическим вопросам, касающимся заключения трудовых соглашений, переходам из клуба в клуб, и из академии в академию, при взаимоотношениях с посредниками и во всех остальных вопросах, касающихся их футбольной карьеры.

– Будет ли селекционный отдел посещать турниры с участием сборных команд Москвы, например Первенство России среди МРО?

– Да, это одна из задач, стоящих перед нами, будем в составе делегации сборной Москвы присутствовать на всех соревнованиях и сборах. Первенства России и Спартакиады – это большой смотр талантов и едва ли не главные соревнования для всех селекционеров. Самое дорогое, что сейчас есть – это информация. Как знать, через несколько лет парень, которого мы заметим на Первенстве России, окажется в Москве, и у нас уже будут данные о нём. Если тренер спросит, сможем сказать какие сильные стороны, какие слабые.

– Как вообще строится селекция игроков из регионов, учитывая специфику нашей необъятной страны?

– Сама профессия селекционера – это коммуникация. Выезжая на соревнования, ты не просто стоишь и смотришь. Ты общаешься, знакомишься с тренерами, директорами школ. Идёт обсуждение и в процессе разговора возникают контакты, которые позволяют тебе расширить скаутскую сеть. Видишь, где-то специалист хороший, в дальнейшем можешь с ним сотрудничать, его звонок послужит отправной точкой, чтобы посмотреть мальчика. Мы напоминаем старателей прииска, которые тщательно просеивают грунт, в поисках интересных футболистов, смотрим практически всех, и иногда находим что-то действительно ценное.

– Но отдавать игроков в Москву хотят далеко не все.

К счастью, многие тренеры понимают, что в какой-то момент мальчику лучше переехать в более сильный чемпионат, иначе прогресс остановится. Они это видят и понимают, в этом есть рациональное зерно. Наступил момент – надо ехать, попадать в сильный клуб и развиваться. Тот же Головин – достиг определенного уровня, приехал в ЦСКА. Дальше – «Монако». Будет развиваться, поедет в «Реал». В этом и заключается мотивация спортсмена – стремиться туда, наверх.

А Москва – это футбольная Мекка в нашей стране для молодых футболистов, сюда все стремятся, потому что тут сильные школы, хорошая инфраструктура, сильнейшее соревнование, в котором ты можешь себя проявлять. Если ты что-то из себя представляешь, тебя обязательно заметят специалисты, селекционеры и скауты, пригласят в хороший клуб. Санкт-Петербург, Краснодар, Казань – там тоже хорошие академии, но они вынуждены ждать Первенств России, чтобы сыграть с достойными соперниками, а в Москве ты играешь против лучших каждую неделю.

– Вспоминая Головина, как вообще получается, что юноша, который играет где-то в регионе, в слабом относительно Москвы чемпионате, с устаревшим футбольным инвентарём, может приехать в Москву и оказаться здесь одним из лучших? 

– Научить играть в футбол очень сложно. Это заложено природой, Богом данный дар. Задача тренера его раскрыть – для этого нужны хорошие условия, грамотный тренер, сильная команда и конкурентные соревнования. Кто-то раскрывается раньше, кто-то позже. Я всегда побаиваюсь, когда в 10 лет мальчик раскрывается, спустя многие годы я уже настороженно на это смотрю. Он словно проживает взрослую жизнь и к моменту, когда карьера должна только начаться, уже заканчивает с футболом.

– Не в этом ли главная проблема при переходе во взрослый футбол? Ведь в футбол выпускники московских школ играть умеют, контракты с клубами заключают, а футболистами высокого уровня становятся единицы.

– Мне кажется, здесь проблема в психологии. Всё юношество игроки проделывают огромную работу, для того чтобы попасть в какой-нибудь российский топ-клуб. И после того как этот барьер пройден, у ребят складывается впечатление, что главная цель достигнута. Требования к себе снижаются, хотя надо понимать, что именно в этот момент начинается самая сложная часть карьеры. Никто не постелет ковровую дорожку, и лепестками роз путь к футбольной славе посыпать не будет. Конкуренция очень высока, и нужно еще больше трудиться и доказывать. Что достоин. В этом и есть профессиональный спорт, и многое зависит от тренера, от руководства, чтобы достучались до ребят – вы попали в топ-клуб, но самое сложное только начинается.

– Что вообще с футболом в России, с вашей точки зрения как селекционера? Стало появляться больше талантов, или наоборот меньше?

– Я верю в генетику, если в стране рождались такие футболисты как Яшин, Стрельцов, Черенков, то они и продолжают рождаться, надо их только найти, а клубам развить их лучшие качества. Я вижу, что сейчас устраивается большое количество соревнований, наш футбол не стоит на месте. Люди ищут пути для развития спорта в России.

– От тренеров я часто слышу мнение, что на детском уровне мы ничем не уступаем будущим мировым звездам, зачастую обыгрываем их. Но чем ближе к выпуску, тем ситуация хуже. Вы как селекционер, можете сказать, что наши игроки ничем не уступают?

– Мне кажется, наши юноши ничем не уступают игрокам из топ-академий мира. Есть ребята, которые вполне достойны были бы играть там. Нет такого, что кто-то на голову сильнее наших ребят. Я думаю дело всё в той же психологии – вместо того чтобы продолжать прогрессировать, наши футболисты заключив контракты снижают требования к себе. Жизнь удалась. Многие игроки и не переходят в зарубежные клубы, потому что здесь в России смогут заработать больше.

– Какой критерий успешности в работе селекционного отдела Московской федерации футбола вы определите лично для себя?

– Успех – если ранее не замеченный мальчик по рекомендации селекционного отдела закрепился в сборной Москвы, а футболист из региона попал в команду «Клубной лиги». Если кто-то из порекомендованных нами игроков реализует свой потенциал, поможет сборной Москвы побеждать, а в будущем станет игроком одного из ведущих футбольных клубов России, это будет успех.

Вообще, я сторонник побеждать. Не просто участвовать – мне нравится выигрывать. Нравится, когда это качество сидит в футболистах, когда любят выигрывать. Естественно, победа в соревнованиях – это успех. Если мальчика после этих соревнований заметят специалисты из хороших клубов, и он попадёт в дубль или команду мастеров – это успех.  Я получу удовольствие от хорошо проделанной работы и понимания того, что в этом есть и малая толика моей заслуги.